Поэтический труд Валерии Пороховой представляют ученые-арабисты старший научный сотрудник Института востоковедения АН Саид Кямилев (в настоящее время директор Института исламских цивилизаций) и заведующий сектором Алексей Малашенко (в настоящее время старший научный сотрудник Московского центра Карнеги).

Мы представляем читателям опыт поэтического перевода Корана, выполненный Валерией Пороховой. Если у переводчика нет особого дара — проникать в иную культуру, он никогда не почувствует, не ощутит атмосферу аравийской жизни VII века, в которой произнесены были первые и последние слова Корана, а значит, не сможет донести смысл и дух его до читателя, воспитанного в других традициях, в другой культуре. Думаем, что Валерия Порохова — счастливая обладательница такого дара.

Валерия Порохова стремилась к наиболее точному, наиболее полному переводу Корана. При такой задаче неизбежно встает вопрос: как донести до читателя содержание иноязычного текста, не погубив его форму, и как, сохраняя образность, стилистику, не уйти слишком далеко от смысла, заложенного в оригинале? Полагаем, Валерии Пороховой удалось передать на русском языке поэтику многих Сур, их красоту и изящество, торжественность стиха, не отклонившись от сути. Выйдя замуж за сирийца, она уехала на родину мужа, где оказалась в среде образованных арабов-мусульман. Там приобщилась к арабской культуре, прочла множество трудов по философии, религии, истории исламского мира и, конечно, обратилась к Корану. И возник смелый замысел. Наверное, здесь сказалось и то, что Валерия Порохова — филолог и по образованию, и по склонности, сказались и традиции ее старинного дворянского рода, где женщины во всех поколениях получали отличное образование и, чуткие к поэтическому слову, сами слагали стихи. Нельзя не упомянуть и о том, что, работая над переводом, В. Порохова постоянно консультировалась с филологами, историками, видными религиозными авторитетами Сирии, Саудовской Аравии, Египта.

Так что же, представляемый перевод совершенен по форме и абсолютно точен по содержанию? Любой перевод всегда отличается от оригинала — это неизбежно. Конечно, в поэтической версии Корана, предложенной Валерией Пороховой, дотошный исламовед может обнаружить субъективную нюансировку, и, конечно, у иного арабиста вызовут сомнение какие-то русские эквиваленты арабской лексики. Это — неизбежно. И тем не менее мы уверены, публикуемые фрагменты доставят удовольствие и знатокам арабской культуры, и всем, кто интересуется духовной жизнью Востока, и просто ценителям поэтического слова.